Недальновидные инвесторы

Акции Amazon упали почти на 15% после объявления результатов последнего квартала. Создатель Wikimart Максим Фалдин считает, что это — близорукость рынка
Инвесторы многократно доказывали всему миру свою близорукость. Чаще всего это проявлялось в неспособности видеть глубинные ухудшения в экономике компаний, в которые они инвестировали. Один 2008 год дает нам много таких примеров. Однако бывает и наоборот — инвесторы оказываются не в состоянии разглядеть фундаментально хороший, даже выдающийся бизнес, не видя смысла за цифрами финансовых отчетов. Обвал акций Amazon и лавина суждений о «сокращающейся маржинальности бизнеса» — наглядное тому подтверждение.
Amazon — выдающаяся компания. Лидер сразу в нескольких крупных, бурно развивающихся отраслях, эта компания много лет демонстрировала взрывной рост вкупе с недостижимыми высотами операционной эффективности. Компания стала крупнейшим игроком сразу в нескольких очень масштабных направлениях — онлайн-ритейл, облачные вычисления, онлайн-музыка и видео, а теперь еще и серьезно заявила о себе на рынке планшетных компьютеров. В каждом сегменте компания возглавила, а зачастую и составила движущуюся силу тектонических сдвигов в бизнес-модели. Так часто случается, что великие компании создают отрасль, в которой они оперируют. Amazon создал сразу несколько отраслей. Как по размеру, так и по степени влияния на мировую экономику.

Но сверхзвуковые темпы роста имеют свою цену. Управляя одной из самых быстро растущих компаний российской е-коммерции, я внимательно изучаю опыт крупных компаний с высокой динамикой развития. Как правило, такое развитие характеризуется очень специфичными симптомами: проблемы с наймом качественных людей, сильная потребность в капитале, периоды операционной неэффективности и высокая (выше рыночной) стоимость привлечения покупателя. Симптомы — я специально избегаю слова «проблемы» — у всех одинаковые. Это цена, которую ты платишь за рост.
Что при этом видят инвесторы в финансовых отчетах? Для всех быстро растущих организаций финансовые симптомы роста будут выглядеть одинаково: высокий (растущий) уровень операционных издержек и высокая (выше рыночной) стоимость привлечения клиента. Последнее иногда выражается в низкой маржинальности продаж. Инвесторы зачастую неспособны разглядеть в отчетах качество создаваемой бизнес-инфраструктуры. Они не способны увидеть феномен, который мы, предприниматели, называем (цитирую основателя Старбакс, о котором я пишу эти строки) «investing ahead of the growth curve». Они не видят инвестиций в выдающийся клиентский опыт, который может прятаться за «низкой маржинальностью» бурно развивающихся компаний. В заключение они не оценивают должным образом качество команды, ее способность повторять прежние успехи и добиваться сверхустойчивых конкурентных преимуществ.
Несколько месяцев назад мы с моим партнером были в Сиэтле и встречались с командой Amazon. Я видел много команд и могу сказать — у Amazon она суперпрофессиональная и сверхмотивированная. Бизнес-инфраструктура, которую Amazon строит по всему миру, у всех специалистов вызывает восхищение. Вы только вдумайтесь в скорость, с которой они ее строят — к своим 52 распределительным центрам, которые у них были на начало года, они добавляют еще 17 уже в этом году. К 31 000 работников ровно год назад они добавили еще 20 000 сотрудников за минувшие 12 месяцев. Их бизнес в «облаке», Amazon Web Services, в целесообразности которого сомневалось так много экспертов, сейчас претерпевает взрывной рост. О качестве их IT-инфраструктуры ходят легенды даже в видавшей виды Кремниевой долине. Те из нас, кто читает книжки на Kindle, может подтвердить высочайшее качество клиентского сервиса, который оказывает Amazon и в этом сегменте. А ведь еще в 2007 году у них не было никакого Kindle, а сами планы вызывали у многих усмешку.
Но самое удивительное в инвесторском поведении — это даже не близорукость. Самое занимательное с точки зрения социальной психологии — это феномен массового самоусиливающегося страха. Только страхом, острой боязнью сделать выбор и принять долгосрочное решение можно объяснить короткую инвесторскую память. Профессионалам известно, что Amazon, для того чтобы стать Amazon, потратил $3 млрд — это было меньше 15 лет назад. При этом, $2,3 млрд Amazon потратил из инвесторских денег. Когда в 2006 году запускался Amazon Prime — сервис доставки, который многие сегодня в Штатах называют ключевым конкурентным преимуществом Amazon в онлайн-ритейле, — те же «эксперты» говорили, что компания «безрассудно рискует деньгами инвесторов». И многие инвесторы тогда отвернулись от Amazon. А потом были долгие годы феноменального роста и удивительно высокой прибыльности. При продолжающемся квартальном росте почти 50% Amazon в этом году достигнет отметки в $50 млрд годовой выручки. Walmart, на сегодня крупнейший ритейлер в мире, потратил на это вдвое больше времени — 33 года против 17 лет существования Amazon. Общеизвестно, что доллар, проинвестированный в Amazon 10 лет назад, принес инвесторам абсолютно рекордную даже по меркам е-коммерции доходность. Но для этого нужно было проинвестировать на много лет. Большинство инвесторов, даже не ограниченных сроками размещения капитала, ограниченны собственным страхом.
Возникает вопрос: что делать тем, кто не инвестирует «вдолгую». Или тем, кто просто боится? Мой ответ: не инвестировать в е-коммерцию. Особенно держаться подальше от онлайн-ритейла. Для них есть много других инвестиционных возможностей, где можно коротко «спекульнуть» и нет необходимости принимать долгосрочные решения. При этом возможность прибыльно инвестировать в е-коммерцию для них тоже не закрыта. Спекулянты и флипперы могут хорошо зарабатывать на громких историях вроде Groupon и сервисов онлайн-знакомств. Только делать такого рода инвестиции в е-коммерцию — это как инвестировать в «МММ»: выигравшие тоже будут, но проигравших будет значительно больше.
А что в России? Рынок онлайн-ритейла в нашей стране растет очень высокими темпами. Более $10 млрд в этом году, уже через пять лет (к 2017-му) он составит $50 млрд. Мы верим, что через 10 лет онлайн-ритейл превратится в стомиллардную отрасль — 15-20% всего российского ритейла. Понимание этого заставляет инвесторов (в том числе и близоруких) инвестировать. А предпринимателей — начинать новые бизнесы в онлайн-ритейле. За последние несколько месяцев я слышал сразу о нескольких «русских амазонах». Некоторые из них создаются достаточно известными в деловом российском мире людьми. Часть уже успела закрыться, многие другие закроются в ближайшие 2-3 года.
«Строить Amazon в России» — это игра  долгая. Это нельзя делать параллельно с другими бизнесами или имея горизонт своего вовлечения три года. Это долгие годы, а может быть, и десятилетия тяжелой работы — очень трудный путь через высокие операционные издержки, низкую маржинальность, огромное трение развивающегося рынка. Это последовательная работа над фундаментальным развитием бизнес-архитектуры и мучительная эволюция организации и бизнес-модели. Здесь нет места быстрым перепродажам и близоруким инвестициям. Поэтому русский Amazon будет построен, и только один. Это winner-takes-it-all market. И мы в нашей компании уверены, что, как и в каждой серьезной битве, победитель был определен еще до ее начала.